Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Отзвуки стонов души

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:25 

Капля дождя опустившись на камень, начинает свой путь к земле, где она станет большим

Впервые в жизни я что-то пишу сюда, а потом понимаю, что это не то и удаляю. Знаете, это место довольно специфическое. Если по жизни я что-то думаю, я понимаю, что я думаю и фильтрую мысль, перефразовывая ее, что бы высказать, лишь бы не сказать лишнего. Пожалуй, в этом вся моя жизнь - быть обходительной, осмотрительной, не говорить то, чего не стоит. Здесь же - немного все иначе. Тут я пишу то, что мне приходит на ум, сразу, не боясь и не скрывая, не анализируя.
Наверное потому что я просто устала... Знаете это состояние, когда все, что происходит, происходит у тебя в голове. И ты не говоришь не потому что боишься за себя, а потому что понимаешь, что так будет лучше всем. Побережешь нервы окружающим, не потеряешь друга или еще что-то такое.
В последние дни я очень много чувствую в себе перемен. Возможно, часть из них вызвана моей попыткой изменить себя, изменить себе. Бывает такое, когда ради другого человека ты готова пойти на крайности. Наверное я не права, но ее редкие положительные эмоции заставляют чувствовать себя спокойно. И я решила стать саама -спокойнее, держать еще больше мыслей при себе. Возможно поэтому мое внутреннее я стало настолько ближе ко мне. Более реальным, ведь, если ты не можешь обсуждать что-то с кем-то реальным, ты рассуждаешь об этом сама с собой то именно тот, с кем ты ведешь диалог и становится для тебя самым близким. самым реальным.

Помню, давным-давно был у меня один момент, я ушла в сон на несколько недель, я видела нереальное, которое казалось мне более реальным, чем все то, чего я могла коснуться. Я видела леса, видела существ. Я видела милую девушку, которая была хозяйкой в этом лесу, видела молодого духа, который, я ощущала это, был вынужден оказаться у нее, видела, как они целовались, как они занимались любовью. Видела и то, что после они стали снова чужими, поскольку так уж было заведено в этом мире. Я наслаждалась тяжелыми летними облаками, шелестом деревьев и теплым ветром, не будучи совершенно собой. Не чувствуя себя. Каждый раз просыпаясь я чувствовала слабость, это было сложно и больно, но я вставала, занималась делами и спустя пару-тройку часов снова впадала в спячку. Сейчас я ощущаю похожее. Словно бы мой организм решает: а надо, или не надо. Хотя, скорее, зная меня, предположу, что: а могу ли, или нет.
Я немного устала слышать ложь людей, и молчать, я уже не воспринимаю их ошибки, их хамство, потому что понимаю, что лишнее слово - все разгорится вновь и скандал не кончится, настроение будет плохое у всех. К примеру, если кто-то из близких сделал глупость, от которой у тебя на душе осадок, зачем ему демонстрировать свое недовольствие. Надо быть леди, воспитанной, умной. Потому что знаешь, что переживешь, дайте только время и все пройдет. Не судите меня строго, просто давно уже никого не было здесь и я чувствую потребность рассказать о себе той, какая я есть, нежели вновь писать о том, что я чувствую. Глупость, ведь это место... оно не для того.

Такое ощущение, что я утратила что-то важное. Я бы хотела писать о тех же облаках, летних, прохладном летнем ветерке в летний вечер, шелест травы и подобное, что меня расслабляет. Думаю, это от Анны Клевской. Думаю, она испытывала порой нечто подобное, будучи за мужем. Но, оказавшись на свободе от семьи, от жениха, смогла вздохнуть полной грудью. что же, моя семья - это мои мысли, мой жених - это мой голод. Мне давно уже не снятся поцелуи. Это странно, но от этого мое тело ломит только сильнее. Порой я вспоминаю важные моменты. И не сказать, что я помню эти моменты очень хорошо, возможно, потому что тоо было с Ее подачи... ох, этот тяжелый,но теплый взгляд. Тогда в период ее пребывания со мной, она приводила одного важного для меня человека, порождение моей фантазии. Более яркого, более живого образа я никогда раньше не видела. Она меня впечатлила даже больше, чем то, какой я ее создала в свое время в своей голове. Все эти образы, основанные на логике и рядом не стоят с их реальной сущностью. Эти нежные шелковые руки, эти шрамы по лицу и телу. Нет, они уродливы, но ей они почему-то идут. может быть, потому что я знаю, как их целовал Он? Почему-то думая об этих поцелуях, я чувствую усмешку, довольную, прищур и спокойствие удовлетворенной кошки - моего внутреннего я. Да, ведь это ее инициатива - подойти вплотную, покусывать губы, когтями поглаживая спину и шею. Это в ее воспаленном мозгу появляются образы и истории, о которых впору идти исповедоваться. Но, вместо этого, я поддаюсь этому азарту, этому ажиотажу и хочу ощутить то, что, вероятно, ощутила бы она. Наверное, все-таки хорошо быть плохой, но вопрос в другом - сможешь ли ты... ЗАхотелось вновь начать писать. Писать о глубоком, о страстном. Не знаю, смогу ли. Я устала, мне просто не хватает... чего-то важного.


03:05 

Мутный узор осеннего ветра, отражает его настроение, играя с зеркалом реки...

Никогда раньше не смотрела на это с подобной стороны. Это, когда ты неожиданно поворачиваешься и видишь, что воя тень, она живая. С одной стороны я воззрадовалась, мне не надо придумывать ей голос, мне не надо думать, а что же подумает она. По сути вещей, эта девушка молчалива, лишь в особо важных ситуациях она берет все в свои руки и, спасая меня от нервного срыва - опекает. Я не буду приводить примеры, просто оно так, как оно есть. и вот сейчас, вдруг, я повернулась и увидела ее. Почему-то я вижу скептический взгляд, теплого цвета глаза, радостно усмехаясь смотрят на меня, темные волосы, худое лицо, не сказала бы, что она прямо красавица, но что-то в ней есть. Наверное, все-таки взгляд. Этот сочный и тяжелый взгляд. Мне теперь сложно не понимать, что она - это она, а я - это я. Словно мы все-таки не одно целое. А может, она дала мне повернуться к себе лицом, что бы в итоге поработить? Захватить?
Знаете, когда я думаю о том, что меня ждет, о том, что я так и останусь одна, без семьи, детей, я слышу ее усмешку и чувствую ее облегчение. Мы бы не смогли жить нормальной, обычной жизнью. Просыпаться утром, собирать мужа на работу, смотреть на детишек с умилением, любя их просто потому что они есть, потом где-нибудь трудиться, так же улыбаясь, возвращаться домой, по дороге покупая продукты и готовя обед - отправлять детей делать уроки, ждать мужа, что бы вечером почитать в семейном кругу книгу и лечь спать. А раз в месяц - обязательный семейный секс. Быстро, но атк, что бы не дай бог не залететь опять, потому что кредит, потому что ипотека...

Это все вызывает у нее усмешку, одну из тех, холодных усмешек полных цинизма. Нет, мы бы раньше довели мужа до сумасшествия своими целями, своим цинизмом, не дали бы даже ощутить себя главным... хотя мы ли? Она. Это ее мечты я воплощаю в слова, это она чувствует мягкие губы в поцелуе, это она забирается пальцами в чужие волосы, сжимая их в кулак, притягивает к себе для страстного поцелуя. Это ее раздражают романитичные - мягкие прикосновения, нет, все должно быть пропитано страстью. Если легкое прикосновение, так только для провокации, если же поцелуй, то только до стонов, до потери сознания из-за отсутствия кислорода. Это она может просто взять за ворот и притянуть к себе для долго страстного поцелуя, а потом спросить - ты хочешь меня? И я лишь одергиваю ее: ну как же можно, так не вежливо, мы не подходим для такой роли.
Но, знаете.. в отличии от большинства, она не злится на меня, не критикует за то, что я ее так подставила. Она спокойна, она меня понимает и относится с неведомым мне уважением. И я хочу сделать хоть что-то, что бы изменить нашу сущность, что бы можно было дать ей всласть насладиться жизнью, но когда прошу у нее помощи, она молчит, все так же улыбаясь. Буд-то ждет. Ждет, когда я сама хоть что-то смогу без нее и без ее помощи...


01:22 

Холодом струится по каменным стенам домов - дождь, теряясь под ногами...

Знаете, когда много свободного времени, то ты занимаешься тем, что размышляешь. Я размышляю о том, что делаю, говорю. О том, отличаюсь ли я от окружающих людей, и чем я могу компенсировать обществу свои недостатки. Я люблю такое спокойное медленно течение времени, ибо болезни сердца и души мне хватает. Чего мне не хватает - это душевного спокойствия. В такие минуты я, пожалуй, склонна обращать свой взор на восток, не скрывая некоторой зависти от того, как думают и мыслят они. Их история не менее прекрасна, чем история Европы и горячо мною любимой Англии, однако, они проходили ее иначе, у них по другому развивался взгляд на вещи и это, это меня впечатляет и заставляет задумать о том душевном равновесии, которого не хватает, мне в том числе.
Порой мне хочется все-таки добиться этого равновесия, если не контролировать свои чувства к тем, кого я имею глупость любить, так хотя бы для того, что бы заглушать ощущения от собственных мечт. Знаете, бывает такое, если ты соприкасаешься хоть на секунду с тем миром, в котором тебе бы хотелось жить, к которому хотелось бы принадлежать и сердце бьется громко, едва ли не выскакивая наружу, разобрав кости и кожу. И это причиняет практически физическую боль от того, что мы все-равно остаемся теми, кто мы есть. И существуем там, где нам суждено существовать. Когда я думаю об этом, я вспоминаю Бедняжку Болейн. И не только ее, стремясь оказаться в другом мире, не на своем месте она сотворила много неправильного, став причиной боли тысяч людей, сама закончила жизнь не менее безболезненно, но, при этом, принесла в мир нечто прекрасное. Нечто важное. Это я о Елизавете.

Однако, что-то мои мысли утекли не в ту степь. Пожалуй, мне бы пора уйти спать, самое время дать себе отдохнуть, постараться... И все-таки, я не могу не думать о том, где бы я могла бы быть, чего добиться, кем стать, если бы я не была тем, кто я есть. И о том, чего бы мне хотелось.



23:15 

Легкая дымка, ступая многочисленными мягкими лапками укрывает мостовую серебром..

Итак, медленно осень входит в свои права, и я сужу о том не по погоде, дождям и градусам, а по тому, как листва меняет свой окрас, мучительно медленно, но неотвратимо. Неотвратимо как и чувство мое - одиночества. Не скажу, что ему сестрой и напарницей становится ощущение безысходности, но с трепетом я, признаться, жду, что таковым оно станет рано или поздно.
Я люблю осень, на самом деле, даже больше, чем зиму. Не знаю почему, но это так. может потому что после долго лета, проведенного на природе в одиночестве, я наконец-то попадала в школу, в круг друзей, может, потому что к этой самой школе всегда покупалось что-то новое и красивое, признаться я - не знаю. И все-таки меня этой осенью особо сильно гложет холод, окружающий меня. Люди сходят сума, нации сходят сума и я - вместе с ними...

Получился такой пост - ни о чем, я знаю, но как и моя вдохновительница, я чувствую себя странной. ДА, я не пришла к Богу, переняв идеалы веры, я могу делать что хочу и как хочу, в рамках собственной морали, но при всем при этом, как монашка, я остаюсь неприкосновенной уже очень давно. Это - угнетает...

Угнетает, что мимолетное знакомство, которое, преобразив человека, ввело его в поле моего зрения, в итоге привело к ощущению собственной неполноценности, ненужности. Бесполезности. Я хотела бежать, осознавая, что за пару-тройку дней уже успела привязаться к нему, плевав на доводы рассудка. Но и бежать уже некуда, так давно я делала это последний раз, что забыла, куда, и как это делается. И в итоге я осталась в дураках. Мне осталось лишь собирать разбросанные у моих ног жемчужены, вспоминая, насколько прекрасное колье было из них....

Какая глупость, я опять говорю глупость, а мой мозг отвергает сон. Хочется выбраться из тяжести одеяла и, вырвавшись в окно молить о помощи и поддержке.
Но, я же крепкая и стойкая, потому, лишь тихонько кивая головой, как полагается по этикету, я переживаю все это глубоко в своем сердце, внешне сохраняя холодность и безразличие...


02:51 

Громко по улицам гуляет ветер, наполняя тишину ночи жизнью и ужасом...

Я довольно редко захожу сюда. Мне сложно объяснить этот процесс, как будто я это не просто я, а я и другая я. Мы довольно часто вечерами ведем беседы, разбираем события, чувства, поведение. Пытаемся все разложить хоть немножко по полочкам. Когда я была младше, это давалось мне значительно проще, казалось, что на полках есть специально выделенное местечко для каждого события, надо его только найти. А теперь, став старше я понимаю, что его надо не найти, а освободить, выбросив старые вещи, что-то пододвинув, что-то убрать и это вовсе не так уж легко. Я сижу, обложившись вокруг событиями и эмоциями, как книгами, запутавшись, куда и что поставить, что выкинуть, о чем забыть и меня накрывает отчаяние. Потом рядом оказывается мое второе я, более спокойное, уверенное в себе, та, какой я бы хотела быть. Хладнокровие, решительность, прямолинейность. Она ничего не делает, просто сжимает мое плечо и заставляет сесть, составить список. Со списками, разгребаясь, выработав план действий всегда все делается проще, механически, без эмоций, без истерик и чаяний.
Но меня не покидает чувство, что я начинаю нуждаться в этих списках, в этих планах, четкой последовательности действий куда больше, чем следовало бы. Завишу от них. Я тотчас же припоминаю тех людей, которым необходимо энное количество раз включить и выключить свет в комнате, прежде чем выйти. Я боюсь оказаться среди них. Я боюсь потерять себя, любую из своих частей.
Может быть тому виной двуликое мое сердце? Может быть оно, ощущая на протяжении всего своего существования глубокую любовь лишь к двоим людям породило во мне две натуры? Одна - уже несколько лет безумно влюбленная в мужчину, однажды просила его о поцелуе, совершенно уже не в состоянии вспомнить, какой он был на вкус, какие были его губы. Иногда она думает о том, что стоит как-то задержать его, заставить обернуться, вглядеться, может быть подумать о том, что могло бы быть, будь он внимательнее, поцеловать, страстно, запомнить вкус поцелуя, насколько грубее его губы по сравнению с... Однако есть другая я, которая в такие моменты взывает к разуму, к логике. Она нашептывает первой моей сущности, крепко сжимая ее со спины стальными объятиями о гордости, о морали. О том, что не стоит отвлекать человека от жизни, от его проблем своим существованием. Что не стоит своим существованием, своим желанием выдавать всю низость и слабость своего характера. И в такие минуты я иду рядом с этим человеком, держа спину прямо, не сбавляя шага, не вымолвив ни слова, слушая его сбивчивую речь. Самое страшное, чего боюсь вторая я, это уловить какие-то ложные знаки внимания. Ей страшно, что я буду сидеть, уставившись взглядом в одну точку, вспоминать каждую такую деталь, анализируя, наполняя свою душу надеждой и не пуская ее в мои мысли, в мои чувства, игнорируя ее и ее здравый смысл.
Но никто не идеален, и она - не исключение. С ее стальным характером, логикой, разумом, она, однако же, грезит о другой, о женщине. Женщине прекрасной шоколадом своих глаз, внимательных и задумчивых. О женщине, чья страсть, не менее пылкая и обжигающая так же прячется под толстой коркой льда и снега. Она сгорает, вспоминая ее мягкие губы, шелковые волосы. Она скучает по тихому шепоту и смеху в темноте комнаты. Ее убивают воспоминания о теплых снах в объятиях этой женщины, когда ты чувствуешь запах ее тела, волос, кажется даже - мыслей. И Это ее разъедает насквозь ощущение одиночества, которое я пытаюсь заполнить каждый раз и каждый раз - неудачно, пугаясь, отдаляясь и ловя себя на мысли о том, что ни я, ни она не можем никого полюбить...
Почему Леди Клеве? Может потому что как и ей мне суждено остаться одной? И, как и ей, мне необходимо найти для себя то занятие, которое бы удовлетворило страсть нас обеих, достаточно, что бы не сжигать, не разрушать нас изнутри? Как мне быть? Куда мне деть себя, и как избавиться от ее шепота в моем голове, который каждый раз, когда я думаю о тех самых, возможно упущенных шансах и жестах, убеждает меня о моей глупости и нелогичности?



Я чувствую приближение зимы. Холодные перестукивания серых туч над головой, тихий звон снежинок, падающих в объятия друг друга. Я чувствую это время даже сквозь теплое солнце и грязные лужи под ногами я вижу гололед и мороз, огромные алые банты, горячий глинтвейн в ладонях. И не могу не думать о жарких поцелуях. Это уже не ново, это классика отношений и ощущений. Рождество, ночь, свечи и камин, шум голосов, пышные платья и жаркие поцели в едва освещенной зале, что бы никто не услышал, не зашел, не узнал. Мне бы хотелось быть одной из тех, кто бы соблазнял чужих девушек, совращая их на страстные действия, на открытость поведения и не только. Но... Я не такая.

17:39 

Сквозь пышные облака пробирается луч солнца, едва касаясь зелени листьев и роняя их

Медленно схожу сума. Я сюда редко пишу и редко захожу, но зато мое самое сокровенное, душевное оно все здесь. Я ловлю себя на мысли, что жажду людей, жажду добиться их внимания, привязанности, и убеждаю себя в том, что завишу от них, что влюбляюсь, но на самом деле, получая их я перестаю их желать. Что со мной? Что со мной не так?
Однако быть ничейной меня уже совершенно не вдохновляет. Я чувствую телесный голод и одиночество. Я хочу ощущать рядом с собой тепло, нежность и впервые за долгое время - силу. Мне бы следовало помнить то, чему меня учила история жизни предшественницы. Остаться на веки одной, свободной из-за прихоти мужчины. А теперь я просто хочу отдать себя вновь во власть мужчины, так легче, так проще. И при этом я жажду нежных губ, страстных губ. Я не знаю, как мне быть, куда себя деть.
Признаться, задаюсь вопросом, может моя предшественница не была так уж одинока? Может у нее был любовник или любовница? Еще одна Болейн? Благо их много и каждая из них особенно прекрасна.


21:45 

Сквозь робкие весенние листья деревьев пробивается теплый луч света...

... ниспадая на камни мостовых.


За окном - полноценное лето, я сижу, слушаю как оно входит в свои права и думаю о насущном, естественном.
Я очень люблю классику английского романа, Джейн Остин, сестры Бронте. Но, чем больше я их читаю и слушаю, тем меньше понимаю натуру этих женщин, готовых жертвовать и страдать, что бы в итоге дождаться и принадлежать тому, кого они любят. Это глупо, на мой взгляд, хотя может я и ошибаюсь, в конце-концов романтик во мне весьма специфичный.

Вот уже месяц, как я официально одна, впервые за шесть лет и вот уже почти что год, когда я не была с кем-то особенно близка. Не люблю я близость, ощущая в "компаньоне" необходимость быть ласковой и нежной. Я не люблю этого чувства, ощущать, словно кто-то идет мне на уступки и от этого я, признаться, порядком устала.

Сейчас у меня любовница одна - моя муза и моя работа.
И, быть может, в этом есть свои плюсы.

А у меня уже и сил нету, что бы думать обо всем этом, единственное, что тревожит мой разум частенько, это осознание факта, что я хочу ребенка.
И разум этому факту строптиво сопротивляется.



@темы: мысли, эмоции

01:35 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:26 

Медленно солнце выныривает из океанской глади, в ушах шумит прилив...

Я обращаюсь к этому аккаунту, когда мне одиноко. Мне одиноко, грустно, мне не достает чего-то... теплого, вязкого и очень-очень эмоционального. Мне не хватает этих вещей, мне не хватает всего такого человеческого, такого важного...

02:37 

там, где лед сменяется зеленым разводами краски, искусство - вообразить себя весной.

На долго этой меня - не хватило. Я все еще придерживаюсь мысли, что надо что-то менять. Эта я, которую я же назвала Небраской, Леди Клеве, в честь одной из наиболее терпеливых женщин... Она не удерживает свои позиции, сдавая мне другой, более живой, более обыденной.. более.. обычной? Та я - никому не нравится. Та я привыкла выживать в одиночестве с логикой. Той я не нужны люди, ей нужен процесс.. может так и правда проще? Но как тогда убрать или притупить это гребанное чувство одиночества, не того - тихого, а другого, холодного, горького и обидного?

Почему к нашим душам не прилагается аннотация? м?



14:50 

песчаная отмель и туманный горизонт....

Собственно, я ужасный человек, мне хочется что бы меня любили. И что бы в меня влюблялись. Это так низко.

@темы: мыслительное

03:17 

вокруг туман, и мокрые листья...

Все совсем странно, так запутанно, так разбито и совсем, совсем непонятно к чему и зачем ведет.. Я не знаю, что делать...

@темы: мысли вслух, переломленное

18:00 

Быстрым порывом ветра раздумает тонкую шаль занавески разбитого окна, словно паутина

Где же ветер мой? Пусто в поле.
Или предал меня мой милый?
Для чего мне краса и воля?
Он крылат, только я бескрыла!
Для чего такому жена -
Он играет шелковой плетью;
Где-то всадник, привстав в стременах,
Летит в погоне за смертью.
Ой, да на что, на что сдалась я ему,
Словно нож, он остер и резок
Вышивают небесную тьму
Пальцы тонких ветреных лезвий.


День как день, только щеки горят, а глаза блестят. Всегда приятно, когда ты не сидишь на месте а куда-то бежишь, игнорируя общее стадо людей, ты не с ними, ты сама с собой, вперед и только вперед. В метро ухожу с головой в книгу и ничего не надо. Ничего не хочу знать, не хочу больше разбираться в чувствах и мыслях людей вокруг. Устала? Надоело? Нет, просто не хочу...

Хочу танцевать, хочется барабан и не бояться петь. От воздуха, словно пьяная, от жизни, словно от самого крепкого наркотика. кто со мной?

03:14 

Песочные часы, не хуже горного хрусталя переливаются теплыми цветами, отражая блики.

Самым странным образом мое желание влиться в суету Московской жизни, что бы не задумываться о навеки утраченном и ушедшем в историю, встало на уши и превратилось в обрывки планов и смутные очертания воспоминаний. Я не помню, чем я занималась последние полторы недели, что я делала и, главное, зачем? Но все таки я наконец-то встала на ноги, осмотревшись на ухабы, которые уложили меня на лопатки, усмехнувшись им, отряхнув черную джинсу колен, потопала дальше.

Многие, кто знают меня в реальной жизни, но ведом не ведают об этом моем дневнике, наверное задались бы вопросом, почему Клевская? Почему после всего, что я творила со своими творческими псевдонимами я вдруг застыла в средневековой Англии, которую никогда не переносила на дух. Потому что это она. Потому что это я. И что-то есть такое, что сделало ее свободной, а меня - уверенной. И этому "что-то" я теперь отдаю дань уважения.

Пальцы холодные, ноги покалывает от того же холода, но все равно сердце стучит и дрожит, рвется и горит. Моя жизнь меня начала устраивать. мое существо - удовлетворять. Почему-то все стало таким, что кажется так оно и должно быть. только вперед, надо идти вперед и ни о чем не сожалеть. А о чем я могла бы сожалеть? О своих бессоных ночах, о необнятых плеч, нецелованных губ.... о собственном недоверии. Но все это уже не так важно. Куда важнее те плечи, которых коснутся мои холодные пальцы, те губы, которые трепетно прикоснуться к моим. Я уже больше не упущу шанса быть счастливой...

Последняя дань моей слабости. Последняя ночь, которую я вспоминаю с трепетом, но не без ужаса своей неуверенности, своего желания и своей мягкотелости. У каждого есть своя ахиллесова пята, моя, спасибо Господу Богу, не позволила мне снова поддаться слабости, отстранившись и оставшись где-то там. Отказ прийти ко мне послужил отказом вернуться назад. Это дало мне уверенности попытаться встать на ноги. И у меня это, вроде как получается. Что скажите, получается?

P.S. А пальцы... пахнут дымом. Не сигаретным, нет, дымом огня, камина. Дома. Анна наверняка вечера проводила сидя у огня и размышляя о своей участи. Одиночестве, свободы. О том, что она - выжила. Это мысли сладкие, размеренные, окутанные запахом огня. Меня же поедают другие сомнения... но они настолько... никчемные, что мне остается лишь улыбаться и греться.

@темы: прошлое, лирика, ночи

07:34 

По пустынному, залитому сквозь туман солнечным светом парку бродят призраки...

Давненько меня тут не было, я уже одной ногой стою на пороге родного дома, но до полноценного возвращения еще неделя. Много всего случилось, много поменялось, много всего еще надо сказать. Еще больше - сделать. Самым странным образом ощущаю свои отношения с кем то словно общаешься, встречаешься с призраком, практически нельзя коснуться, нечего толком запомнить, только свои собствееные мечты и фантазии. Тело рассыпается на кусочки и с ужасом вспоминается госпожа Фрида.

Столько разносторонности, разнослойности, но четыре месяца без отношений, без чужих рук, ночи стянулись в узел, тело словно постарело, я больна. Сложно представить, как жилось Анне Клевской, дай Бог что бы у нее в жизни был бы хотя бы любовник, или любовница. Понятно что это против религии, но неужели религия учит нас быть одинокими? Это было бы жестоко

Спина болит, лишь в легкие минуты забытия и блаженства боль отступает, но не могу же я заниматься эротическими играми каждую минуту моего ночного существования? Легкий испуг о том, что во время перелета может стать плохо. Мало ли - позвоночник, и нагрузка во время взлета,.... Даже думать не хочется. Хочется думать о чем то более теплом, тягучем. О руках обниющих сзади, о тепле, согревающем спину и снимающим эту треклятую боль... О губах... О нежных - женских, робко целующих в ответ, о жестких - мужских, порабащающих и навязывающих свою волю.... Уже не хочется думать о сексе, хочется думать о любви, о ласках, которые бы заставляли стонать и от которых бы кружилась голова... Вспоминаются быстрые поцелуи при закрытых дверях, пока никто не видит, от которых подкашивались ноги.... Не лично... Безумно... Не справедливо


Хочется поздравить человечка из моего местного окружения с неожиданной и приятной новостью, с тем что твое сердце кому то принадлежит, что твоя душа находится в тепле чьих-то глаз, а тело - чьих то рук) большой и чистой вам любви.

@темы: Болезненное, любовь, мысли, прощание

14:17 

Мерно покачиваясь, качелька возносит меня то над обрывом, то возвращает на землю

Самое прекрасное - когда боль отпускает и проходит. Тогда ты понимаешь, что такое жизнь. И как она прекрасна.
Вы когда нибудь слышали о том, что наша жизнь - картина? Она и есть картина. Не просто картина, но картина которую мы же сами и доводим или до идеала или до "Портрета Дориана Грея"

Забавным образом я все еще вижу сны. Вижу сны и просыпаюсь с тревогой. Скоро уже уезжать, а я ничего. Ничего не успела сделать. Как же тяжко. Мне даже стыдно. Правда. Мне даже страшно.

Я боюсь, что тут кто-то меня потеряет и забудет. Не хочу быть забытой. Не хочу потерять то немногое, что у меня уже есть.

@темы: мысли, сумасбродство

23:08 

А солнце освещало пыльные крыши домов...

Что же, надо быть честной. Самой с собой что ли. Это правильное решение. я скоро уезжаю. Меня не будет три-четыре месяца. Переосмыслить, понять, перестроить. Это и есть жизнь. Да? После того, как ты заканчиваешь то, что тебя смущало долгое время, ты снова понимаешь что стоит твоего внимания, а что - всего лишь прихоть весны. Страсти. Я влюбляюсь, это нормально. Но это - первый раз, когда моя мимолетная влюбленность не одержала верх над моим разумом. Это хорошо. сохранить две дружбы и одну любовь. Это прогресс. Я взрослею?

Странно все это. Но осталось лишь отправить завтра письмо. И все. Я отделаюсь от наваждения. А как Вы? Вы что делаете со своими наваждениями?

@музыка: Мельница - Королевна

@темы: мыслительное, любовь, лирика

06:54 

зеленые гривы тугих деревьев-самый прекрасный сад мира.

за окном медленно окрашивает в теплые оттенки предрасветного солнца весь пейзаж, а я лежу и сна - ни в одном глазу. Я бы хотела попытаться писать так, как мне хочется, переводить мое реальное, в ситуацию мое -абстрактное, но боюсь никто не сможет воспринимать меня всерьез... Я сама не смогу воспринимать себя всерьез.
Опять задумываюсь, почему Анна Клевская. Неужели мне с тем моим существом, которое у меня есть, с тем моим характером которе известно многим, ближе всеего - вечная принцесса. Ненужная жена, сестра, дочь? Вечная девственница? Это так странно. Ну да ладно, самокопания, это самокопания.

Приятно думать, что тут я могу все. Думать о чем хочу, писать,ЧТО хочу. Единственное, что плохо, не могу выкладывать рисунки, дабы не быть опознанной. Печально все это, ну да ладно. Вернемся к одной мысли. Она меня давненько му. Весь следующий пост- оно)чает

@темы: лирика, любовное, мысли

02:40 

итак, начало.

Крайне паршиво. Крайне странно. 4-е часа утра, моя спина ноет, глаза болят и хочется спать. Единственное, о чем мне остается думать это о том достоинстве, которое мне не светит, пока эта поясница ноет. Пока мне не дают возможности делать то, что хочется. пока я не могу делать то, что надо. Да не Важно. Что я хотела сказать?
Я хотела сказать, что жизнь крайне странная штука. Куда более странно только то, что мы не в состоянии сделать ничего, что хотим. Вы замечали это? Куда более забавно то, что такое было всегда. К сожалению, в некоторых слоях общества принято считать, что там, где нас нет, к кому мы не относимся - куда лучше, чем там, где мы есть.

Ладно, более значимо и подробно напишу потом. Мне промывают мозг, а это так приятно, что просто слов нету!

@темы: лирика

00:48 

Печально сквозь туман пробивается морозный холод сквозь дубы и терновники...

Мое состояние. Оно трагичное. Как странно об этом говорить. Как можно объяснить то, что происходит. Может мне кажется, что я какая-то особенная, и что у меня есть такое свойство. У меня ощущение, что у меня сердце- двойное. Две половинки на каждый пол. И обе они, черт падери заняты. И если одна половинка получила ответ, вторая страдает. Отмри ты уже. Отпади. Не могу я так больше. Не могу. что мне делать? ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?

Может я все придумала?

@темы: любовное, лирика

главная